?

Log in

Крым 2007: отчёт - (defmacro reality (&rest forty-two) ... [entries|archive|friends|userinfo]
Kosyrev Serge

[ website | feeling of green ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Крым 2007: отчёт [Sep. 6th, 2007|11:23 pm]
Kosyrev Serge
Фотографии будут как только доплывут от фотокора.


19 Августа

Зеленоград. Задерживаемся на выходе на полчаса. В результате попадаем на последнюю электричку с которой есть шанс сесть на поезд. Без приключений на него садимся. Едем.

20 Августа

Утром выходим из поезда в Бахчисарае. Уже жарко, и как-то сухо. Местная бабушка на вокзале даёт нам указания до источника с водой. Видимо о нём знают не все, или же мнения о степени его чистоты расходятся. Поднимаемся через пыльный город на восток. Потеем. По левой стороне на скальной стенке тренируются альпинисты. По правой стороне проплывает ханский дворец. Решаем в него не идти.

Доходим до начала экскурсионного подъёма на Чуфут-Кале -- резко выраженного курортно-туристического пятачка, аналогичного расположенному рядом с ханским дворцом. Вообще, в дальнейшем опыт покажет что окурорчивание затрагивает посещенный нами города Крыма контрастно выделяющимися пятачками. Покупаем батарейки duracell turbo в фотоаппарат. Те солевые что были куплены ранее на Бахчисарайском вокзале отрабатывали ресурс в Lumix'е нашего фотокора за 3 (!) снимка. Как покажет время, duracell turbo ведут себя вполне прилично в этом смысле -- на весь поход хватит трёх комплектов.

Круто поднимаемся в сторону Чуфут-Кале по старой асфальтовой дороге среди непрекращающегося потока туристов. Добираемся до Успенского монастыря. Подаём 5 гривен и бабушка сначала даёт нам видеокассету, но мы отказываемся и она ограничивается фотооткрыткой со снимком местности (которая, к сожалению, до Москвы доехала в помятом виде). Покупаем 0.3л освящённого цветочного мёда за 15 грн. Решив вопрос с водой (отличный источник, однако в него очередь) проходим дальше. Вдоль всё ещё окурорченной тропы, фактически в лесу, продают сувениры.

Выходим на открытую местность, и по наводке одного из участников бывавшего здесь ранее, поднимаемся по древней, выложенной камнем дороге к пещерному городу Чуфут-Кале. Однако, на входе обнаруживаем бешеную таксу (8 грн./чел) и после небольшой разведки идём по тропе вдоль горы на юго-восток, не теряя высоты. Тропа идёт над довольно крутым склоном и в одном месте прерывается входом в пещеру, глубиной метров 15 и высотой около 7. Проходим её, и через некоторое время тропа становится слишком наклонной, что заставляет нас спуститься на нижнюю тропу (что было непросто). Внизу тень, которой очень рады т.к. акклиматизация, резкая нагрузка и жара вызвали у всех признаки теплового удара разной степени. Готовим первый в походе чай. Собираю кизил -- кислое помогает.

Через, примерно, полчаса снимаемся. Через сто метров в тени деревьев древнейшее греческой кладбище с сотнями надгробий и письменами на некоторых. Выходим на безымянную плоскость горы (по указанию на родник встреченного нами человека). Оставив рюкзаки пытаемся найти этот родник, нужную тропу и сориентироваться. В поисках выходим на живописнейший край скальной горы (юго-западная оконечность Чуфут-Кале характерной выдающейся формы). Фотографируем.

Через час выходим ны край скальника и идём вдоль него, покуда не находим пригодный для спуска участок. Нетривиальный спуск. Мои кроссовки держат сыплющуюся почву довольно хорошо, чего нельзя сказать о шлёпанцах в которые обуты некоторые участники (под моим неодобрительным взглядом). Внизу, в тени деревьев делаем крюк по тропе, часть которой, судя по всему, проходит недалеко от турстанции Сарабей. Обходим г. Тепе-Кермен с севера, в направлении на юго-восток и продолжаем спуск в долину реки Кача. Очень хотим дойти до неё, чтобы встать лагерем рядом с водой. К концу дня складывается ощущение того что сейчас питьевая вода в Крыму это острый вопрос для туриста.

В быстро приближающейся темноте доходим до ориентированной с запада на восток автодороги Предущельное-Машино-Кудрино-Верхоречье. В полной уже темноте разведгруппа из меня и ещё одного участника находит реку. В процессах поиска, ввиду рельефа местности, нас посещала мысль о том что она таки пересохла. Но нет, видимо затронутый рукой человека, ландшафт притаил реку в неожиданной морщине между склоном холма и насыпным холмом. Возвращаемся к группе и через четверть часа ставим наш первый лагерь рядом с водой. Ночное купание и стирка одежды.

21 Августа

Просыпаемся по будильнику ещё в темноте, завтракаем. Снимаемся и идём вдоль реки на запад, до старого моста через реку, по пути уточнив расстояние до него у женщины средних лет, пасшей коров. Повернув на юг, почти сразу после моста, на асфальтовой дороге встречаем мужчину, сообщившего нам что путь наш на юг беспрепятственно продолжить мы не сможем, т.к. далее по этой самой дороге расположена военная часть, и что придётся нам её обходить, давая больших крюков, через некие "лаки". Проходим чуть дальше, и по его указанию сворачиваем на второстепенную дорогу идущую вверх и на северо-восток.

Долгий, относительно крутой и всё время петляющий подъём, в основном в тени деревьев. В паре мест открывается вид сверху на огороженную территорию, на которой, судя по всему, и расположена военная часть. Хотя, лично я построек там никаких не заметил. Что впрочем и понятно. В конце петляний обнаруживаем указатель (надпись грубо намалёванная на куске фанеры) на "Лаки". При чём тут лаки мы так и не поняли.

Ещё один подъём-спуск, местность становится менее гористой и через некоторое время мы выходим к огороженным развалинам церкви Святого Ильи. На преграждающей въезд загородке висит надпись: "На территории храма не курить". Там живёт, как впоследствии выясняется, отец Анатолий. Мы просим у него разрешения переждать жару несколько часов в прекрасной тенистой беседке в рощице деревьев одиноко стоящей рядом с храмом. На самом деле, слово 'беседка' слабо применимо, т.к. в этом пристанище было четверо столов и более чем вдвое больше прекрасных скамеек. Отец разрешает нам не только это (с просьбой убрать за собой мусор по уходу), но и предлагает нам вскипятить на своём газу воду, на что мы с радостью соглашаемся. Пока она греется, мы сидим с ним вдвоём на верху его двухэтажного домика, где расположены кухня и жилая часть, и разговариваем. Он рассказывает про красоту здешних мест, про перипетии жизни священнослужителя, про то как пришёл к церкви. Говорит что объездил много мест, был за полярным кругом, в Сибири.

Отец простой и душевный собеседник. Во время нашей стоянки в беседке, в непосредственной близости от храма два раза прошла весёлая группа. Однако в храм, и к отцу они заходить не стали. Отец подробно рассказал нам дорогу к Высокому, царскому источнику и сельскому магазину. Узнав что в Высоком мы сможем купить чая, решаем оставить свои разносолы (чёрный, зелёный с жасмином и каркадэ) отцу. Больше всего он обрадовался чёрному. Сердечно расстаёмся. Напоследок он рассказывает про гостей бывавших у него: художник из Москвы, с женой и ученицами; режиссёр иногда приезжающий снимать сцены в местных видах.

Подъём (не по главной дороге, а как сказал отец, на холм), с которого показывается вид на озёра. Спуск, проходим мимо дамбы т.н. "первого стовка" и, пройдя по второй дамбе, идём купаться у, соответственно, второго озера, на крутом лесистом склоне вплотную к нему подходящем. В поисках места проходим мимо группы автотуристов из 4 человек. Встаём в десяти метрах от них, благо растительность довольно густа. Автотуристы не местные, приехали на дорогой машине, про Высокое не знают; однако приятная женщина средних лет, из их числа, посоветовала нам стучаться в магазин даже если будет поздно -- специфика села, откроют. Купаемся, плаваем. На самом берегу куст ежевики, объедаем его.

После воды морит ужасно, я едва собираю волю для выхода. Идём. По пути встречаются местные которые нам уточняют картину. В селе по дороге почти конфликт с коровой (или быком). Я пропускаю источник, и теряю народ позади, останавливаясь лишь выйдя на асфальтовую дорогу, на краю села. Пока подходит народ, сверяюсь с картой, и получаю первоначальную гипотезу о нашем расположении. Воссоединяемся и долго ищем магазин. Нам нужен частный магазин, т.к. обычный уже закрыт. Обнаруживаем его, он представляет из себя нечто феерическое. Обычный дом (разве что побогаче среднего), встречает нас, двоих делегатов, бабушка лет 80-ти. Говорит не снимать обувь, но нам неудобно и мы всё равно снимаем. На фоне раздаются глухие крики "Воды! Дайте мне воды!". Это старый дед, в подпитии, видимо в состоянии жуткого абстинентного синдрома, бродит по дому и ищет утоления своей жажды. Крики не прекращались на протяжении всего нашего там пребывания. Мы скупили весь чай что там был (400г чёрного и 100г зелёного) и, впридачу, позволили себе первую слабость и отклонение от походного рациона (далее показатель автономности пойдёт по нисходящей кривой) -- лимонад и свежий хлеб.

Пытаемся сориентироваться. В ретроспективе становится ясно, что карта и реальное расположение дорог в селе -- вещи имеющие лишь 50%-ную структурную корреляцию. Дикими петлями вверх, по прямой (на карте) дороге, подымаемся до лошадей некой Элки, которую так и не застали. Однако, судя по всему её помощники, нам что-то более-менее разъяснили. Было их двое, и в время как один из них был настроен общительно-дружелюбно, другой смотрел на меня с нескрываемым подозрением, чем побудил меня не вдаваться, в тем не менее, важные, подробности. Отправившись в направлении, которое, в силу нашего сложившегося понимания, более-менее коррелировало с нашими потребностями и полученными указаниями, мы круто поднимаемся по лошадиной тропе и выходим на дорогу, сразу же поворачивая в неверном направлении.

Уже вечереет, и мной движет, в основном, желание найти безопасную стоянку. К счастью, нам попадаются двое -- мужик с парнем. Как мне до сих пор кажется, пару моих приветствий они проигнорировали, что усилило ощущение фееричности. Однако, на третий раз, мужик откликнулся, и весьма энергично и, я бы даже сказал, по-советски доброжелательно и обстоятельно объяснил нам, что в направлении которое мы себе выбрали, на юго-восток, балки, а надо нам на северо-восток, по основной дороге до ответвления, с момента которого нам на второстепенную дорогу ведущую на, как он выразился, "чехол". Поблагодарив их, мы отправились. Один раз, метров за сто до ответвления, в сумерках, пришлось снять рюкзаки и проверить ложный след. Найдя путь на чехол, ввиду уже крайней темноты, мы, пройдя метров сто по ответвлению, стали лагерем невдалеке от дороги.

22 Августа

Самый, пожалуй, ранний подъём за весь поход: 5 утра по Москве (предыдущий был в 5:30). Сверхскорый завтрак (консервированная кукуруза (не понимаю как она у нас оказалась), паштет и хлеб, купленный в Высоком) для экономии времени, о чём многие потом пожалели, т.к. болели желудки. Подъём на чехол (а точнее сказать, попросту куда-то, в примерно-удовлетворительном направлении) по лесу, где-то за час. Потом, найдя на просветление в лесу находившееся достаточно близко к вершине, тратим около полутора часов на ориентацию на местности (руководитель похода пользуется компасом впервые в жизни). Обнаруживаем себя, в результате, на юго-восточном склоне безымянного холма севернее Сююр-Тепе, на неё смотрящими. Внизу видно водохранилище, опять же, безымянное, находящееся, по карте, на северо-востоке от Зелёного, вплотную к нему.

По карте строим предполагаемый маршрут по одной из двух спускающихся каскадными полукружиями цепочек холмов -- по юго-западной, проходя вскользь Сююр-Тепе. Выбранная стратегия -- максимально плавный спуск. Как выяснилось, стратегия абсолютно нежизненная, в условиях карты 40-летней давности, дорожек, отмеченных на карте (из тех что отмечены) чем-то приближающимся к прямой, а на деле дающих на 150 метрах кругаля на 270 градусов, а затем, изначально будучи двухколейками (хоть и следует отдать должное их стремлению к конспирации, слабо-читаемыми -- последний транспорт здесь был лет 5 назад, минимум), попросту пропадающими. Все эти слагаемые (не забудьте про то что мы с компасом знакомы третий день) привели нас в дикие балки. В результате, отчаявшись следовать первоначальной стратегии, мы решили максимально быстро спуститься вниз, и идти по руслу пересыхающей реки (в наш сезон, естественно сухой) к водохранилищу.

С этой мыслью, мы встали на привал, оказавшийся двух-с-половиной-часовым, т.к. столько времени разведгруппе понадобилось чтобы сходить до Зелёного, что было несколько неожиданно для меня. По их возвращению был устроен скоростной забег с рюкзаками, сначала вниз, а потом вдоль речки, в процессе которого, неудачно спрыгнув с берега на дно реки, автор потянул ногу настолько неудачно, что последствия этого испытывает и спустя десять дней, в процессе написания этих строк.

В остальном дорога до водохранилища была лёгкой, без изменений по высоте, и достаточно скоро мы встали на живописнейшем берегу того, что язык не поворачивается назвать водохранилищем. Место произвело на нас впечатление достаточное для того чтобы, вкупе с накопившейся усталостью (и слабиной руководителя вызванной травмой) дать нам достаточно поводов для днёвки.

23 Августа

Днёвка. Развлечения. 7 гривен (впоследствии оказавшихся половиной необходимой стоймости) внесённых нами сдвинули дело с мёртвой точки, и в Зелёном, в одном из колодцев, сменили старое, ржавое и дырявое в дне ведро на новенькое. Докупили зелёного чая.

24 Августа

Спуск в Зелёное. Местность открытая. Карта сорокалетней давности снова играет с нами злую шутку. На ней дорога на с. Богатырь начинается на трассе Плотинное-Зелёное-Счастливое, на полкилометра западнее Зелёного. Пройдя около двух километров бодрой, утренней походкой, мы наконец почуяли неладное, т.к. как раз через 2 км по вышеупомянутой трассе идёт другая дорога на юг, однако примыкающая в месте ответвления вплотную к р. Бельбек, которую мы и имели возможность перед собой наблюдать. Поняв, что ничего большего нам не остаётся, идём по ней, через село Нагорное. Впоследствии оказалось что поверни мы назад, в поисках первого ответвления в полукилометре от Зелёного, случилось бы ещё хуже, т.к. за сорок лет село разрослось, то полукилометровое ответвление теперь было /в селе/, и свернули бы мы вообще непонятно куда. Впрочем, надо думать, дорога это излишняя роскошь.

Асфальтированная дорога на юг и вверх, открытая местность, палящая жара изредка перекрываемая тенью от придорожных деревьев. Проходим Нагорное, и, не останавливаясь, плавно поворачиваем на село Богатырь. Примерно через 15 минут мы там. Рюкзаки с плеч; я ищу-выспрашиваю точный подъём на г. Бойка. Положа руку на сердце, мы бы и так нашли эту дорогу, однако, впечатления от вчерашних плутаний по балкам вкупе с усталостью перевешивают и я следую пути максимальной предсказуемости.

Натыкаюсь на мужиков удящих рыбу на берегу озера в которое впадает пересыхающая (а значит, в это время года, пересохшая) река вдоль которой нам предстоит подниматься. Рядом с озером, метрах в ста от края села, стоит пара автобусов старого советского образца. Один из мужиков, с выраженной уверенностью, говорит о хорошей, натоптанной тропе, начинающейся по правой (по нашему ходу) стороне реки. Учитывая что эта информация совпадает с картой, удовлетворяюсь этим и возвращаюсь к группе.

Поднимаемся и идём. Буквально через три минуты, пара этих мужиков идёт нам навстречу. И тот самый что говорил про хорошую, натоптанную тропу, начинает рассказывать про горы в которых "уже столько групп потерялось", про ущ. Большой Каньон, до которого "21 километр" (по карте, по прямой -- 5км), причём звучало три цифры -- 18, 21 и 28, в конце концов из которых мужик более-менее уверенно остановился на 21. Теперь уже, спустя время, становится понятно, что надо было продать мужику то же, что он пытался всучить нам, и сказать ему что утром вышли из Бахчисарая. На всей вышеописанной ерунде строилась теория о том что нам, при том что на часах была половина одиннадцатого, следовало встать сейчас на озере лагерем, отдохнуть (это слово мужик повторил за время разговора раз тридцать, думаю, не менее) и ехать с ним, на его автобусе, на Ласпи. При чём был он чрезвычайно настойчив, вне всякой меры. Кое-как, вежливо, непрерывно улыбаясь мы от него отвертелись (второй мужик, азиатской наружности, всё это время спокойно стоял рядом и тоже, мягко улыбался, вставив всего пару реплик, направленных в сторону скорее противоположную той к которой стремился первый) и продолжили подъём по палящей жаре до первой тени, где устроили десятиминутный привал.

После относительно бессобытийного подъёма в тени на г. Бойка, на просветлении на гребне мы набрали диких груш, которые ели по пути все, и из которых, в частности, сварили на будущем лагере вкуснейший компот. Метров через двести спуска мы обнаружили слева от тропы (которая, само собой, на карте отсутствовала, хоть и была, следует отметить, натоптана до чрезвычайности и помечена по всему пути от с. Богатырь красными кружками, а кое-где двойными синими полосами и мотками фиолетовой изоленты) просветление, позволившее нам сориентироваться, и обнаружить себя на гребне между вершинами г. Бойка и г. Сотира. С этого самого просветления были в первый раз видны полусферы метеостанции на яйле, а также, впоследствии изменивший наш маршрут пожар. Безпрепятственно продолжив спуск, мы вышли на перпендикулярную нам тропу, идущую четвертькружьем, сначала с севера, вдоль г. Сотира, затем на юго-запад, и затем на запад, плавно соединяясь (судя по карте) с тропой идущей вдоль ущ. Большой Каньон. На нашей старой карте, согласно желаниям, но вопреки ожиданиям, оказались отмечены два летовья. Во время очередного "приступа" ориентирования, встретив участников другой группы, мы нашли себя у верхнего из летовий. По их же указаниям, мы нашли источник питьевой воды (который, как оказалось, сложно было бы миновать, следуя нашим путём), у которого и встали, по соседству с двумя другими группами.

Стоянка была сытной, с восхитительным компотом из изюма, фиников и кураги из походного рациона, вышеупомянутых диких груш, а также из собранных на месте весьма мелкого тернослива (чьи косточки отчаянно мешались, или же наоборот, скорее растягивали удовольствие при поглощении компота) и яблок. Ввиду того что следующей стоянкой запланировали сделать водопад Серебряные Струи, находившийся от нас в 4.5 километрах по прямой, подъём на следующий день запланировали сделать поздним, без излишнего напряжения.

25 Августа

Ещё один компот -- на вкус менее тонкий, но такой же приятный, по причине своей утоляющей кислости. Через пятнадцать минут подъёма, выходим на край ущелья Большой Каньон. Очень красиво. Поскольку все горы по пути были покрыты лесом (кроме того скалистого края Чуфут-Кале, в самом начале), это для нас долгожданное зрелище. Оставляем рюкзаки, и где-то час наслаждаемся красотой. Совершаем вылазку в Коровий грот. Полуденная жара, в конце концов, гонит нас идти дальше. Почти сразу край ущелья снова обрастает кустарником и деревьями, в которых и идём. Через десять минут начинается спуск, на котором встречаем группу киевлян, примерно 7 человек. Уточняем у них дорогу на вдп. Серебряные Струи и продолжаем спуск.

Примерно минут через двадцать, по правой стороне тропы обнаружиывается трещина, просматривающаяся метров на 15 вниз, и вероятно идущая ещё глубже. Не можем отказать себе в удовольствии полазать в ней минут двадцать. Ещё через 15 минут спуска перпендикулярно вниз утыкаемся в тропу, которая по карте должна была соединяться с нашей плавно. Ну да это мелочи. На этом стыке встречаемся с группой из Питерского турклуба "Переход", судя по надписям на майках инструкторов. Очень приятные ребята, детально описывают нам путь до вдп. Серебряные Струи, а под конец ещё и дарят нам совсем свежую карту-полукилометровку, оказавшуюся незаменимой, т.к. наша маршрутная карта помимо вышеописанных недостатков страдала ещё и ограниченностью, вызванной заточенностью под наш конкретный маршрут.

Тепло прощаемся и идём купаться в расположенные совсем рядом ванны Молодости, выглядящие как небольшое озерцо с кристально-чистой проточной водой, диаметром метров в семь. На нём много совершенно непоходного вида людей. Это должно было вызвать у нас подозрение, но не вызвало. Проводим там минут сорок. Снимаемся, и буквально в 10 минутах оказываемся в массивно-окурорченной зоне. Впрочем сопоставив вышеупомянутое множество людей с непосредственной близостью автотрассы, это можно было предугадать. Почти на самом выходе уже смертельно окурорченной тропы на автодорогу, по другую сторону которой находится вдп. Серебряные Струи, мы наткнулись на КПП, оборудованный стендом, недосчитывавшимся половины фотографий, и столом, с сидящим за ним пограничным лесником с сурово-хитроватым выражением лица. Посмотрев ему в глаза, я понял что лишних вопросов задавать не стоит (в общем-то и спросить было нечего), а ещё лучше убраться поскорее, к чему подталкивала надпись на стенде: "Проход: 8 грн взрослые, 4 грн дети".

Выйдя на автодорогу, мы оказались окружёнными бесчисленными автомобилями и палатками, продававшими чай с мёдом, чаи, мёд, сладости, сувениры и вообще, весь привычный чипсо-спрайтовый ассортимент. Были здесь и кафе, и даже пара ресторанов. На обетонированной под камень стене серпантина автодороги висела табличка с указателем: "Серебряные Струи - 900м". При подъёме по очевидной дороге, как будто не осознавая неизбежного, оглушённые цивилизацией, утыкаемся в симметричного относительно автодороги лесника-пограничника (тянет назвать его пограничником потому что одет он был, и вид имел весьма военный), охраняющего вдп. Серебряные Струи от бесплатного входа. Оплата для нашего брата не вариант, а потому ищём другие пути.

После часового, с заходом на нелегальную территорию, безуспешного (был найден лишь родник с не вполне питьевой водой) поиска по буеракам указанного нам питерцами Юсуповского водохранилища с моей стороны, и вполне успешного получения информации у местных другими участниками, находим прямой путь до водопада. Проходя мимо него сворачиваем налево и вверх, поднимаемся до водохранилища с источником, набираем чистейшей воды из хорошо оборудованного источника. За ним, в двухстах метрах подъёма по теряющей после водохранилища окурорченность тропе, выходим на открытое пространство и находим место для стоянки с вторым замечательным видом за сегодняшний день (и третьим за весь поход), на оголенном, выступающем участке горы. Решаем сделать здесь днёвку.

Вечером, рядом с нами четырьмя палатками встаёт группа численностью около 12 человек из г. Николаева. Много детей. Делимся с ними излишками сухого молока (которого из Москвы было взято 4кг, а израсходовано было в результате всего 1.2кг) и орехов (которые кроме меня вообще почти не ели).

26 Августа

Группа из Николаева уходит примерно в 10 часов утра.

Забираюсь в одиночку на г. Сююр-Кая по юго-восточной стороне, отделённой от более простой восточной стороны бровкой. В самом начале и примерно в середине лезу по скале, а в последнем случае приходится вытягивать себя на одной руке, вжимаясь в трещину. Трачу на один этот момент минут десять. Страшно.

Вечером приходит группа из, кажется, пятерых москвичей. Встают не рядом с нами, на месте николаевцев, что было бы логично, т.к. вид того стоит однозначно, а внизу в деревьях, рядом с водохранилищем. Мотивировали получасом разницы, важной для них. Юмор их не поняли.

27 Августа

Принято решение двигаться в направлении Чернореченского вдхр, село Родниковое, что составляло около 10 км по прямой. Поэтому подъём был снова ранним, в 6 утра по Москве. Первоначально маршрут пролегал через кордон "Чайный домик" и турстанцию Ай-Димитрий, однако, в силу определённых препятствий, в момент прохода кордона была выбрана неверная дорога, южнее чем следовало по маршруту, и мы оказались на кордоне "Ферма", вблизи урочища Малый Бабулган, и угостившись там почти до конца осиленными трёмя литрами простокваши, мы пошли по направлению указанному лесником, на юго-восток, которого и придерживались. Довольно быстро дороги закончились, им было с нами не по пути, а местность позволяла идти кратчайшим путём -- то есть напролом, чем мы и пользовались.

Через некоторое время мы поднялись до устойчивых просветлений, следуя которым добрались до места в котором смогли сориентироваться. Во-первых, по триангуляции, на белые полусферы метеостанции на яйле и на ближайшую вершину характерной формы, во-вторых, с одного из ближайших обскалившихся холмов открывался вид (четвёртый и последний) на Чернореченское водохранилище и спускающуюся к нему долину. Плавно теряем высоту по правой, по ходу, стороне, до тех пор пока она не обскалилась, после чего выходим на заранее присмотренное просветление на гребне по центру долины, по которому идём до самого его конца, после чего переходим на северный склон безымянного холма и идём по нему, до его северо-западного края, у подножия которого находится с. Колхозное. Обессиленные долгим переходом, в основном, в последней части, по солнцу, устраиваем часовой привал с чаем. Кому-то из группы даже удалось поспать. Потом сорокаминутный спуск в Колхозное, красивая дорога вдоль обрывистого склона до с. Родниковое, населённого пункта с регулярным транспортом, и конец технической части маршрута.

P.S. Во время похода почти все участники (кроме меня, и ещё, может быть, одного человека) жаловались на горечь во рту, пища горчила. Никаких других очевидных сопутствующих симптомов не было, поэтому её игнорировали, и она как-то со временем прошла. Однако, через сутки после возвращения в Москву у меня тоже появилась горечь, именно при употреблении пищи. Полез разбираться, и что же -- оказалось что причина в кедровых орешках купленных в Ашане. В походе я их не ел, по причине жары и недостатка воды, т.к. они жирные; в поезде же, я их навернул две горсти разом. Другие участники ели орешки во время похода.

Что нашлось: http://www.forum.onliner.by/viewtopic.php?p=2604227#2604227 (2005 год)

Как я написал в форуме, налицо систематическое пренебрежение условиями/сроками хранения орешков распостраняющими организациями (читай торгашами).
linkReply

Comments:
[User Picture]From: zavulonium
2007-09-07 08:47 am (UTC)
Неплохо.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: firefly_vs
2007-09-07 12:15 pm (UTC)
Молодцы! Что ж сказать =) Я надеюсь следующим летом туда наведаться =)

!!! Фотки покажите =))))
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: rhunwolf
2007-09-07 05:43 pm (UTC)
Вспоминаются настырныю буряты, уговаривающие прокатиться на грузовике или лошадях)
Молодцы, поздравляю с возвращением!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: fire_othe_deep
2007-09-07 06:36 pm (UTC)
Спасибо :-)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: vox_veritatis
2007-09-18 03:21 pm (UTC)
Очень приятно было читать.
Жаль, что я уже не в форме. Последний раз ходили на Тронадор пять лет назад. Поднимались со стороны Аргентины, а спустились уже в Чили... Стало грустно. Живу в Калгари. Рядом Скалистые горы, но подниматься уже не могу. Травма - локоть теннисиста.
А орешки жареные лучше никогда не брать. Масло от температуры плавится и портится. Лучше покупать на развес, простые.
Удачи!
(Reply) (Thread)